Перейти к содержимому

У безобидного и хитрость получается безобидной.

Чабан Николай  дружил с ветврачом Багудином с первого дня их знакомства.

Их возраст находился в интересном соотношении. Только через тридцать лет даргинцу  Багудину будет столько, сколько сейчас грузину Николаю, которому перевалило за семьдесят

-До свидания, немец,- сказал  Николай, провожая Багудина и оказав ему  знаки кавказского гостеприимства.- Не забудь привезти креолин.

-А почему «немец»? – спросил Василий удивленно.- Он же даргинец.

-Да это старая история, - вмешался Касум, поглаживая седую шевелюру назад.- несколько лет назад немцы монтировали в колхозе мельницу.Как -то раз Багудин  примчал к Николаю на том же мотоцикле с деловым видом и сказал:- «, Павлович, срочно один баран для немцев. Председатель приказал»

. Николай, довольный вниманием к себе со стороны руководства  выбрал одного из тринадцати откармливаемых баранов, погрузил в мотоцикл и с гордостью помахал рукой вслед отъезжавшему Багудину. Но, спустя несколько дней, отчитываясь за поголовье овец в кабинете председателя, он достал из нагрудного кармана свои каракулевые записи и, положив указательный палец на надпись, сказал:

- Александр Анатольевич, а вот тринадцатый баран я отдал немцам через Багудина.

Председатель нахмурился.

-Что?

Николай  насупился, догадавшись в подвохе, затем грустно опустил голову.

-Какие немцы?- недоумевал председатель с возмущением.- Что за игры Павлович ?

Николай не находил ответа.

-Сукин сын,- наконец тихо выговорил Павлович.- Извините. Этот Багудин обманул меня.

Так что, Павловичу пришлось восполнить недостающую голову из числа личных, а история это осталось в памяти как  шутка, которую вспоминали и рассказывали друзья и друзья друзей. А за Багудином на устах Павловича прикрепилась кличка "немец". Даже спустя столько лет  Павлович  никак не мог умерить свою досаду. Но не было случая, чтобы отомстить.

Багудин отъехал с ревом, сохраняя на лице улыбку, от которой глаза его сужались, оставляя лишь узкую щелку между веками. Он сегодня безработный и с высшим образованием чувствовал себя брошенным. Семью кормил подработками на стройках, освоив специальность электрика, а когда находился в селе, иногда промышлял ночными рейдами на зарыбленные пруды, забывая про честность, которая становилась помехой для существования.

Поднявшись на гору, на повороте он заметил изменения рельефа местности - ничто не ускользало в округе от его пристального внимания.

Он остановил мотоцикл, слез и, глядя на горы выкопанной земли, подошел ближе. Там были три выкопанные огромные ямы глубиной около четырех метров. Одному богу известно, для чего. Он осторожно высунулся и бросил взгляд на одну яму, потом другую – и на тебе!  На дне одной ямы лежали две новенькие лопаты.

Багудин выпрямился, оглянулся по сторонам - ни единой души - так что смело можно нырнуть в яму и достать лопаты стоимостью, быть может, рублей триста. Вот эта находка. Где такие деньги валяются на дороге. Залезть-то я залезу, но как оттуда потом выбраться, пусть даже у меня сильно развит брюшной пресс, думал Багудин. И это его остановило, но от идеи он не отказался.

Приехав домой, он в деталях изучил обстоятельства и принял план ночной операции, тем более те две лопаты, которыми он орудовал у себя в огороде,  были то ли китайскими, то ли турецкими и гнулись как жест от консервной банки. Сейчас нельзя ничего покупать в магазинах - одно безобразие, думал Багудин, и куда только власти смотрят.

Багудин ждал темноты, потому что такие дела нельзя делать напоказ, мало ли что может случиться: соседу Ваське, например, дали четыре года за то, что украл утку у другого соседа. Такие дела.

С сумерками Багудин положил в коляску мотоцикла лом, кувалду, цепь длиной четыре метра, фонарь и поехал на гору, к тому же ему надо было отвезти Николаю флакон креолина.

Он все- таки достал лопаты из ямы.

Николай Павлович лежал на своей  кровати, мысленно витая с отарой овец по склонам кавказских гор   и наслаждался дремотной тишиной, которую через минуту пронзил рев мотоцикла. Мотор заглох. Топот по коридору и вот "немец" встал в проеме двери. Довольный и чересчур счастливый. Губы что-то шепчут -скоро лопнет, если не расскажет. Точно где-то что-то украл, подумал Николай.

-Что ты стоишь как истукан?- проворчал Николай.- Проходи и расскажи, что  натворил.

-Ничего, - съязвил Багудин.- Да вот только что стал хозяином двух лопат.

Сторож Вася, сидевший на войлочном коврике у печки, скрестив ноги, вернулся из тупого оцепенения:

-Врешь, Багудин. Я видел эти лопаты. Там сегодня работали ребята с сотовой связи -- хотят установить вышку для сотки, но там такая глубина, аж смотреть страшно. Ты нас просто разыгрываешь.

Багудину не понравилась столь пренебрежительная оценка его способностей.

-Показать?

-Покажи.

Багудин исчез. Потом появился с двумя лопатами.

Василий присвистел, и его светлые  глаза округлились. Николай молча воспринимал происходящее, но он был уверен, что Багудин может пойти  далеко и даже в отдаленные места, если его не остановить. Сначала привычка, потом мания, потом чувство вседозволенности. А все начиналось с моего барана.

-Как ты это сделал?- поинтересовался Василий.

-Все гениальное просто, пацан,- отметил Багудин.- Лом забил кувалдой на прочном месте. На лом закинул колечко с цепью и спустился, как к себе домой. - Он широкими шагами дошел до тумбочки, взял кувшин и,  налив воду в высокий фужер, одним залпом осушил его, сделав  кадыком всего лишь два движения:  вверх и низ. Он поставил фужер на место, вода разбрызгалась по поверхности тумбочки.- Ничего. Где пьют, там льют. Но завтра эти ребята из Билайна будут работать там еще и они, ленивые, оставят там еще что-нибудь. Вася ты улавливаешь? Я приеду, вот в такое же время и покажу вам кое-что еще.

Николай, молча лежавший на своей толстой сваренной кровати с тремя матрацами, представлял себе картину, как все происходило и что может произойти завтра. Удачный момент, чтобы вернуть тот камень, который Багудин бросил в его огород - у него быстро созрел план. Так что будет, что вспоминать. рассказывать  и смеяться в оставшуюся жизнь. Наконец-то пришла моя очередь, думал Николай.

Утром на вершине горы среди связистов разразился скандал.

-Я ничего не знаю,- кричал мастер на молодого рабочего.- Ты лопаты туда бросил и ты за них в ответе. Так что, Ваня, я на тебя оформляю пятьсот рублей.

В следующую минуту все обернулись на топот лошади и с трепетом увидели, как из тумана из-под горы вылезал странник, прямо как в фильме «Всадник без головы». Он под вниманием десяток глаз проехал до середины площадки и остановился.

-Почему ругаетесь?- бросил старик, оглядывая всех.- Из-за лопат?

У Вани отлегло от сердца.

-Я вам помогу найти их,- уверенно продолжал старик. – Но,- он сделал паузу и поднял указательный палец,- надо будет и сегодня оставить две лопаты в яме на ночь.

-Нет уж,- с улыбкой на лице возмутился Ваня.- С меня хватит пятьсот рублей. И вообще, кто вы такой, отец?

Николай представился, затем выложил свой план. За целый баран рабочим надо было лишь найти место, куда вор забивал лом, затем разрыхлить это место и замаскировать.

Прежде чем уйти, Николай движением руки швырнул свою бурку в яму и объяснил:

-Это, чтобы мой друг там не замерз за ночь.

Это впечатлило всех, но юмора в этом никто не узрел - все были изумлены.

Николай медленно исчез в тумане, так же как и появился.

-Кто-нибудь что-нибудь уловил?- спросил озадаченный мастер.

-А что тут понимать, - высказался Ваня.- Две лопаты я украл вчера и еще две давайте сегодня, но добровольно! - Хм,- нашел дураков.

-Нет,- сказал мастер задумчиво.- Тут что-то не то. Ладно, лопаты я возьму на себя.  А завтра посмотрим. Давайте за работу!

Вечером того дня Багудин, ведомый инстинктом охотника на мотоцикле в полном снаряжении появился над ямой, в глубине которой красовались две другие новенькие лопатки. Душа его заликовала от радости. То, что дает судьба, надо брать.

Поздним вечером Вася сидел на коврике возле печки  и наблюдал, как догорало полено, охваченное языками пламени вдоль всей длины. Огонь отсвечивалась на его лице в тусклом свете настольной лампы.

Николай лежал поверх одеяла на своей древней и бессменной кровати, потягивая сигарету и уставившись на почерневший от копоти деревянный потолок. Паук под потолком наплел паутину и терпеливо неподвижно ждал мошки. Николай его пожалел, потому что ему придется ждать до весны. Неправильный паук, подумал Николай. Он отвел взгляд , чтобы всеми силами  представить Багудина в яме, заметенным, отчаявшимся, беспомощным.

Вася тихим скучающим голосом:

-Что-то Багудина нет.

Николай как- будто этого и ждал.

-А его сегодня уже не будет – он в яме.- Николай стал безудержно хихикать и смеяться.

Вася, заинтригованный, задрал голову назад, чтобы прищуренными глазами  сквозь едкий кучевой дым увидеть смеющегося старика, который  радовался  как ребенок. У этих возрастов есть что-то общее.

-Я представляю, сколько будет смеха, - подтрунивал Вася.

-Еще бы!  Багудин сегодня ночует в яме,- довольно подметил Николай.- Наконец-то я его поймал. Вася, позвони Зияди, Мансуру, Алексею - пусть завтра утром подъедут на гору. Пусть убедятся, что грузин отомстил. Передай, что  я ради такого дела забиваю барана.

Николай не успел вдоволь насладиться над авторством новой шутки, как собаки залаяли, и он услышал едва различимый гул мотоцикла.

Николай встал с кровати и с открытым ртом стал прислушиваться - Точно Багудин. И он долго не заставил себя ждать.

Он вошел домой, как герой с буркой под мышкой.

-Еще две лопаты, - сказал Багудин.- И плюс одна  бурка.

Павловича в полной прострации и открытым ртом взглядом провожал Багудина до подоконника, где стоял кувшин с водой.

-Только я не понял,- продолжал Багудин тоном победителя,- Почему твоя бурка оказалась в яме телефонистов.

Вася  безучастно смотрел  то на  шокированного  Павловича, то на непотопляемого Багудина.

-Бурка не моя!- со злостью ответил Николай, но любопытство продолжало его терзать. – Как…, как ты это сделал?- спросил он, обретая дар речи.- Ты забил лом на прежнее место?

-Нет, зачем я буду лезть  в пустую яму? Я забил лом возле  следующей ямы.

До Павловича наконец дошло, что он закинул бурку в соседнюю яму и связистам пришлось закинуть лопаты  туда же. Как он завтра будет перед ними оправдываться? Я старый, а занимаюсь детскими забавами,  отругал себя Николай.

Когда Багудин стал прощаться, Николай не удержался, чтобы не спросить:

- А завтра опять рискнешь?- осторожно спросил Павлович, состроив на лице поддельную улыбку.

-Конечно,- сказал Багудин, забирая бесхозную бурку под мышку.- Каждый день, пока они там работают.- Потом, увидев в глазах старика хитрый умысел, у него промелькнула мысль о том, что он что- то промышляет.

Багудин уехал, а Николай бесцельно стоял в середине комнаты, с сожалением вспоминая старую бурку, который ему подарил друг  на пятидесятилетие. А другой друг забрал просто так.

-Ничего,- проронил Павлович.- Я завтра сделаю еще одну попытку. Смеется тот, кто смеется последним.

Вечерком следующего дня Багудин вышел на порог дома, чтобы подышать свежим воздухом и глубоко зевнул. Затем, заметив краем глаза соседа Гришу, молдованина, усердно копавшего свой огород, подошел к забору, взяв с собой  новую лопату.

-Гриша!- прокричал Багудин.

Гриша выпрямился и тупо уставился на соседа.

-Что?

-Да подойди сюда, - настоятельным тоном  сказал Багудин, протягивая через забор лопату.- На, попробуй.

Гриша стал со всех сторон разглядывать лопату.

-Гм. Лопата как лопата, - сказал Гриша, недоумевая.- Что тут такого?

-А ты капни разок и увидишь, - посоветовал Багудин.

Гриша капнул и пришел в восторг.

-Где купил? Я тоже хочу.

Багудин подошел поближе, посмотрел по сторонам и шепотом на ухо:

-Я ее не купил, а нашел.

-Где?- тихо как бы украдкой спросил Гриша.

-Там  в яме, -сказал Багудин Грише на ухо, рукой указывая на гору.- И сегодня там будут две лопаты. У этих связистов такая богатая организация, что лопаты они используют только один день. Представляешь?

Одним словом, Багудин отдал соседу все свое немудреное снаряжение, объяснив, как все правильно использовать.

Когда потемнело, Гриша, воодушевленный рассказом соседа, на своем мотоцикле отправился на ночное приключение.

Утром еще ни ночь, ни заря к яме на лошади подъехал Павлович . Когда он в сумерках различил возле ямы очертания мотоцикла, его сердце возликовало. Ура! Наконец-то я его поймал.  Он тихо объехал ямы и выехал на дорогу, чтобы подождать связистов и друзей. Вот будет смех до конца моих дней. Как все здорово!

Солнце быстро поднимался  над горизонтом, становясь ярче. На дороге увеличивалось движение транспорта. А Павлович  не реагировал на крики из ямы о помощи,  ожидая свидетелей.

Первыми подъехали связисты на грузовике. Они вылезли из машины и,  получив хорошие новости от старика- всадника, остались довольными - у всех разыгрался нешуточный аппетит на шашлыки и шулюм.

Через несколько минут на дороге появился жигуленок с друзьями.

-Ну, что, поймал вора? – сходу спросил Мансур, жаждавший острых ощущений,  едва выйдя из машины.

Старик в руках мял сигарету и довольно улыбался. Какой хороший день!

-Поймал,- сказал Павлович.- Он во  фланелевой сорочке, застегнутой на шее до последней пуговицы, сиял от счастья.

Алексей сосредоточил свой взгляд на мотоцикле, мгновенно изменив улыбку на лице на удивление. Одновременно все устремили взгляд на мотоцикл. Павлович   забеспокоился.

-Что?

-Это не его мотоцикл!- произнес Алексей, который вверг сердце старика в панику.- В яме кто-то другой.

Наступило молчание, которое постепенно начало прорезать гул мотоцикла.

Не может быть- всем на удивление на нем приехал Багудин. Довольная улыбка играла в уголках его рта.  Он сделал вид, что приехал спасать соседа, который уехал вчера и не вернулся до этого момента.

Павлыч потух как чабанский костер, когда отара снимается со старого стойла- надо отдать еще два барана: одну строителям, вторую друзьям. Он примирился с кавказской мудростью:

У  безобидного и хитрость получается безобидной

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.