Перейти к содержимому

Максим Шевченко, как миротворец.

Максим, как миротворец.

Приятно слушать Максима как историка и обществоведа. Он как никто другой из журналисткой семьи знает о проблемах экономики и культуры Кавказа.

Из предмета политэкономии вспоминаю ленинские понятия о базисе и надстройке. Конечно, все что говорит Максим- это надстройка, где запросто могут уживаться различные мнения на события. А базис- он один, это финансы и экономика, заводы и фабрики, то есть все что можно пощупать руками. Максим переполнен знаниями, опытом общения, историей, философией, эмоциями и доверием к Кавказу. У меня такое ощущение, что наступит день, когда все это в нем начнет переливаться через край и ему не останется ничего, кроме как запеть поэзией. Неплохая перспектива- остаться навеки в истории Кавказа памятником «нерукотворным». Есть другая перспектива, но плохая - окунуться во власть и перестать быть журналистом.

Сегодня в России базис- либеральный, а надстройка-правительство, Дума .. - исповедует правый консерватизм. Две  вещи, которых нежелательно сопоставить, потому что по линии их соприкосновения  молнией будет искрится коррупция, которая разрушает и то, и другое. Примеры? Пожалуйста- экономика переживает глубочайший кризис: у нее нет даже вектора направления, задыхаясь от собственной агонии и центробежных сил, потому что над ней довлеет коррупция. Пожалуйста- надстройка полностью потеряла всякие ориентиры как морально- нравственные, так и либеральной уверенности к движению вперед. Примеры еще не померкли в памяти: министры,  губернаторы, прокуроры, секретники, погрязшие в уголовных делах. Как видно, система уничтожает саму себя, а государство и народ страдает.

С горечью вспоминаю мои доводы в беседах с иностранцами, которые отстаивали западные ценности и модель его экономики. Народник и мыслитель Герцен приводил пример пагубности тогдашней модели, когда государь выделил одному из губернаторов деньги на сооружение мемориала памяти  победе Русской армии над врагом. Пришло время торжественных мероприятий и государь узнает, что деньги растрачены, а на месте мемориала не поставили ни одного камня. Поэтому нам всем больно оттого, что Новая Россия все больше становится похожей на Старую.

Это все к тому, что я бы не хотел, чтобы Максим полез во власть, потому что  из него там быстро выбьют то, на чем зиждется его мировоззрение журналиста и воинственность Дона Кихота.

Другое. Можно ли перекладывать культуру Кавказа на Россию. Конечно, да. Разве Сталин, самый читаемый образ западных политиков сегодняшнего дня, не с Кавказа. Разве не он создал могущественную империю под Российским флагом перед которым весь остальной мир млел. Разве не его плодами питаются и стучать себе в грудь сегодняшние либералы, которые не могут отличить металлорежущий станок от станка по печатанию денег.

Что касается кавказской демократии, то забудьте это слово: словами Киссинджера применительно к России- она со времени развала Союза «откатилась на 300 лет назад». Ситуация в Дагестане при  ее клановости больше напоминает Афганистан и все знают, что это такое, в том числе и Максим с той лишь разницей, что здесь кинжал не вытянут из ножен, зная, что можно пораниться самому. А клановость-  да, это не прихоть Главы или Думы, это вынужденное естественное состояние гражданского общества противостояния одного человека другому, где каждый индивидуум обречен на выживание по принципу: никто никому не нужен, кроме своей семьи.

Максим с гордостью вспоминает своего деда и свой род. Вот что делает его ДУХ близким к кавказскому. А то, что у него нет чувство малой родины делает его по-настоящему русским человеком с широкой душой на бескрайних просторах Великой России.

Мы- с тобой, Максим, и мы вместе сможем преодолеть любое препятствие и реализовать "нереализованный" проект  каким бы трудным он ни будет- была бы народа ВОЛЯ.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.