Дербентская больница: перемены за год

 

 

ЛЕВСЕТ ДАРЧЕВ.

«Клятва Гиппократа» и совесть.

 

 

«Больница- это место, где человек не только появляется на свет, но иногда и уходит с него. Так или иначе, в ходе своей жизни редко кому удается обойтись без нее. А для кого-то это вся жизнь, отданная самой гуманной профессии- лечить людей…Люди рождаются по закону, а умирают по случайности». С такими мыслями я в машине с запотевшими стеклами из-за ненастной погоды подъехал к главному входу центральной городской больницы, потянулся в бардачок за мелочью, чтобы оплатить охране за въезд. Но здесь за въезд денег больше не берут. Хорошая новость. Стало интересно, что же еще изменилось за год после смены главного врача в самой больнице.

 

Женщина средних лет с сумкой в руке, стоя возле закрытых дверей в отделение с вывеской о режиме посещения, с возмущением взывала к пониманию:

-Когда же здесь будет порядок?

Мужчина, стоявший в углу,  не удержался от замечания.

-Вы не можете читать. Написано- «Тихий час». Это вы  не можете никак  привыкнуть к порядку.

Нервы у всех на пределе: я уже давно не вижу радости на лицах людей- жизнь большинства  превратилась в скорость за выживание.  Я заблудился: кабинет главврача, оказывается, находится в поликлинике по ул. Буйнакского: пришлось с огорчением вернуться в город

В поликлинике — хороший ремонт, светлые тона, чистый  пол, выложенный кафелем, отсутствие очередей, тишина в коридорах, что   наводит на мысли о благополучии . Некоторые двери открыты и видно , как врачи  перебирают карточки и выслушивают пациентов,  выполняя свою повседневную работу.

 

Несколько минут на приветствие и знакомство о том- о сем с главврачом Абдулкафаром  Шихмагомедовым.

Самое трудное в любом интервью-это первый вопрос, после которого слова словно прорываются сквозь плотину.

 

-Время не стоит на месте. Вы заметили, как быстро прошел год с тех пор, как вы приступили к работе?

-Да, сейчас у меня в голове именно этот вопрос. Что сделано? Что упустили? Можно ли было сделать что-то  по-другому?

-Есть сомнения?

-Нет. Есть уверенность, что старания всего коллектива привели к очевидным показателям. — Чай будете?

-Нет, спасибо.

-Прежде всего, мне удалось сделать в голове персонала психологический перелом от невозможного к возможному.  Изучив жалобы людей, статистику летальных исходов,  методики лечений, организации питания, снабжения медикаментами я понял, что нужны решительные меры.

-И что вы предприняли в первую очередь?

— Старый лозунг «Кадры решают все» кто-то сказал не зря. В медицине есть четкое понятие о профессионализме врача, куда входит  уровень его образованности, знаний и опыта работы.  Не хочется вспоминать, но скажу. Есть такая малоинвазивная  операция  « лапароскопия», которая во всем мире пользуется все большей популярностью. Для совершения такой операции хирург совершает всего несколько проколов вместо крупных разрезов. У нас один врач имел такое оборудование, и им пользовался только он один. Когда он уходил с работы, он его закрывал на замок, чтобы другие не могли пользоваться. Равнодушие- страшная черта. Врач должен быть врачом не по времени, он должен быть врачом  круглосуточно и пожизненно. Или как говорил Леонид Гиршман, «святой человек» по словам Чехова:» У меня нет последнего часа работы. Есть последний больной»

-И вы отобрали у него больничное оборудование и уволили его.

-Да. Но уволил не только  его одного, но и десяток других, несмотря на то, что осознавал, что наживаю врагов. Облепили больницу точками общественного питания, куда задаром утекала вода и электричество с больницы. Все отрезал, и люди пришли ко мне с угрозами. Я сказал:»Приходите не все сразу, а то не уместитесь в полицейский «автозак»- быстро отрезвились.

-Я вас психологически понимаю так, что вы хотели наложить питерскую организацию медицины на Дербент. Вы почувствовали сопротивление из-за  разности в менталитете врачей и пациентов?

-Нет. Люди везде одинаковые за тем исключением, что люди во второй столице России более культурные, поэтому меньше проявляют на людях свои эмоции. Что касается врачей, то с гордостью могу заявить, что и в Дербенте есть классные специалисты, о которых можно сказать « Он давал клятву Гиппократа от всего сердца» и совесть его чиста.

-Интересно получается: в отдельных регионах страны есть недостаток в кадрах, а вы увольняете. Где логика?

-Вы слышали лозунг «Лучше меньше, да лучше?» Этот лозунг и в медицине не потерял своей актуальности. Нам не нужны люди, которые могут пачкать белые халаты. К тому же у нас нет недостатка в кадрах. Напротив, больница имеет возможность для конкурентного  выбора специалистов.

-А с чем это связано?

-Относительно высокая зарплата. Медсестры у нас получают 22 тысячи рублей, а врачи от 44 тысяч рублей. И этот уровень я намерен увеличить до столичных стандартов- до 100 тысяч для врачей.

Неожиданный шокирующий ответ. Но мне удалось спрятать свой пессимизм.

-Вы же зависимая  бюджетная организация. Как вы сами по себе можете поднимать зарплаты?

-Да, мы не хозрасчетная организация, но нам ничто не мешает зарабатывать деньги на своих платных услугах без ущерба в оказании помощи другим  по ОМС. Есть люди, которые имеют возможности лечь в специальные палаты, пользоваться особыми услугами. Также мы принимаем иностранцев, у которых нет страховых полисов. Видите, что получается. Если больница заявит о себе как высокотехнологичная организация и получит такую известность, то будут  клиенты и иногородние и иностранные. Кстати- это наша политика на будущее, над которой работаем сегодня.  Я планирую встречу  с ректором Дагестанской медакадеми, чтобы согласовать  вопрос о создании в больнице учебной базы института с профильными кафедрами . Скоро на базе больницы пройдет Всероссийская научно-практическая конференция, куда съедутся ведущие специалисты с разных регионов России. Это большая честь для нашего древнего города, где может зародиться научная подоплека в решении вопросов  медицины для народа. Кроме того, мы держим на прицеле проведение в больнице высокотехнологичных операций.  У нас уже есть успехи в хирургической активности по травматологии и ортопедии:  в республике средний такой  показатель-30 процентов, а у нас -87. Учтите: год назад в Дербенте  такие операции были на уровне 15-20 процентов. К нам на лечение приезжают люди от  Юждага до Изберга. Не так давно у нас гостила немецкая делегация, которая изучала возможности размещения у нас новейшего оборудования, которой пока нет аналогов в регионе. Ведутся переговоры с известными зарубежными учреждениями об учебе и переподготовке наших врачей. Все это в целом дает нам шанс на развитие и уверенный взгляд на будущее.

-В последнее время часто можно слышать жалобы людей на бессердечность, черствость врачей. Как по- вашему, не связано это с всевозрастающей ролью техники в практике лечения?

-Согласен.  Но есть наука- деонтология о долге медика перед больным.  Слова Билибина  «Врачевание-сфера служения, а не обслуживания» четко отражает одну из важнейших особенностей клинической медицины. Можно вспомнить и  Гиппократа: «Для больного врач должен быть отцом, для выздаравливающего -хранителем, для здорового- другом». И наконец, развитые технологии не должны лишать медиков клинического мышления и человеческого отношения к пациентам. Отступления от этих этических правил будем строго наказывать.

-Вы общаетесь с общественностью города?

-Да. Мы недавно провели такую открытую встречу с горожанами с глазу на глаз: нам нечего прятаться. Для таких целей у меня есть намерение учредить свой электронный ежемесячный журнал «ДеМеЖе».

-Крутое название, звучит по-французски. -Смеюсь.- А как переводится?

-Дербентский Медицинский Журнал. -Пауза.- Я подумал: он может охватить большое информационное поле, решать научные и практические вопросы медицины, общаться с ведущими специалистами России. С его переводом на английский язык мы перешагнем границы.  Можете представить- источник находится в Дербенте. Какая честь.

-Вы кандидат медицинских наук, доцент и  работали заведующим кафедрой  в ведущем ВУЗе страны, где  готовили высококлассных специалистов. Когда вам предложили должность главврача, вы сразу согласились? Ведь это разные вещи- наука и организация медицины?

Тяжелый вопрос. Он задумался, переводя взгляд с меня на предметы на столе.

-Это трудно передаваемое чувство. Я жил и работал  в России 40 лет,  и все время мне хотелось домой. Я родился в селении Ягдиг Табасаранского района.  Кавказский менталитет,- сделал многозначительную паузу и улыбнулся.- Было желание проявить себя в организации медицины, ведь через это проходили все известные ученые врачи нашей страны. Возьмите хотя бы академика Аскерханова, который не выходил из клинической больницы и мединститута.

-Кстати, ему в следующем году исполняется сто лет. Готовимся: пишу роман:»Хирург: без права на ошибку». Еще по теме скажу: я летом общался с главврачом клиники по изготовления и применению деталей ортопедии в городе Нижний Тагил, который основал на свои деньги выдающийся советский ученый  Владислав Тетехин. Извините, не могу не упомянуть. Он отличился тем, что спас титановое производство  России от разорения, довел его до миллиардной выручки в долларах, уберег от алчных рук олигархов и даром вернул завод государству. Для меня это высшее проявление  настоящего русского характера, о котором я собирался написать книгу. Но, к моему сожалению и сожалению его сына, Тетехин отложил на «потом»  из-за излишней скромности и  умер в этом году в возрасте 86 лет. Так вот в беседе со мной главврач его клиники с гордостью сообщил,  что у него в коллективе работают двое молодых, высококлассных ортопедов дагестанцев. Они оба направлены на работу Российским институтом травматологии и ортопедии. Случайно они не ваши выпускники?

-Да, конечно. Я их помню. Хорошие специалисты везде найдут себе  дорогу к признанию. Для меня это большая честь.

-Теперь немного лирики. Вас, как врача, не посещают философские мысли о смысле жизни?

-Мечтаю о тихом утре без спешки: рано встать, почитать что-нибудь, чтобы очистить мозги и разум от шлаков, сварить кофе. Потом сходить в спортзал- я в молодости увлекался спортом. Или по Высоцкому:» Приду домой, закрою двери. Оставлю обувь у дверей. Залезу в ванну, кран открою и смою этот день». Хорошо сказано, правда?  Люблю простоту. Смысл жизни вижу во времени, который проводишь с детьми в кругу семьи, родственников, друзей. Но прочувствовать  такую простоту в жизни не получается — слишком много обязанностей.

-Что вы цените больше всего в людях?

-Порядочность.   «Порядочность – это не пиджак, который надевают на праздники, а в обычные- снимают». Не мои слова.

1-Вы когда решили стать врачом?

-В детстве я мечтал стать летчиком и, может быть, стал бы одним из героев вашего романа «Обожженные Бураном». Шучу. Но послушался отца, который подметил:»Уйдешь из дома, сынок, и вернешься через сорок лет». Интересно: по иронии судьбы так и случилось, хотя выбрал дорогу врача. Никто в жизни не знает «какой мост надо перейти, какой сжечь»

 

-У вас есть увлечения, хобби?

-В детстве любил  стрелять из ружья. Повзрослел: теперь оружие- скальпель, который мерещиться и по ночам.

-Какой канал телевидения смотрите?

-Первый

-Вот и подошли к главному вопросу. Каким бы вы хотели увидеть Дербентскую больницу через лет десять?

-Вы знаете, я, хотя  врач, преклоняюсь перед одним предметом полного совершенства. Как сказал Садам Хусейн, в мире есть две безотказные вещи. Один из них- автомат Калашникова.  Я хочу. Нет. Мечтаю отладить  этот сложный механизм, где работают 2000 сотрудников таким образом, чтобы он работал , как автомат Калашникова с какими бы трудностями ему ни придется столкнуться в будущем.  И пусть ее фундамент будет таким же прочным, как фундамент нашей крепости. Я хочу, чтобы Дербентская больница стала узнаваемой далеко за пределами города и республики. Для этого у нас есть все – желание, специалисты, на которых можно положиться и грамотная молодежь разных национальностей, которая тянется  к нам из разных уголков нашей огромной страны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

никому

2 комментария для “Дербентская больница: перемены за год”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.